Дракон, пулемент, политрук, посмешище, заклинание, краснознаменный, портал, разрыв-трава

- Деда, расскажи про войну!
Это моя правнучка, младшенького внука дочка, подбежала и начала на моих коленях устраиваться.
- Зачем оно тебе? Тебе б про принцесс да драконов слушать! - ворчу я.
- Нет, деда, я хочу про войну! - хмурится она.
Надо же, сколько времени прошло. Вот уже и самой младшенькой пяток годков исполнился. Думал ли я когда-то, что доживу до этих лет? Что моя очаровательная правнучка будет сидеть на моих дряблых коленях, что её русые волосёнки будут щекотать мои руки, а огромные голубые глаза глядеть так восторженно?.. Нет, признаться, я об этом только мечтал, но никогда всерьёз не верил, что переживу те страшные годы. Не верил, что не упаду от новой пулемётной очереди, не наступлю на предательскую мину, не попаду в плен... Но я сражался, сражался, как и многие другие, и был готов полечь за родину и за семью, что осталась там, в родном Краснознамённом, которого сейчас уже ни на одной карте не увидишь... А тогда это было передовое село. И девки у нас были самые красивые, по крайней мере, мне так казалось. Одни мои сёстры чего стоили: красивые, умные, стройные, неприхотливые... а работящие-то какие! Их у меня четверо было - две старших, и младших столько же. А ещё братишка был на три года младше. Вот такая семья. Большая. Сейчас бы невмоготу простому человеку такую семью прокормить, а тогда ничего, справлялись.
Отец у меня золотой человек был! А руки у него какие были!.. Всё село к нему бегало механизмы чинить всякие. Он сам человек необразованный, а в механизмах разбирался как-то. Вот и бегали. Вот только беда с ним приключилась в малости - инвалидом детства он числился, хромой, в общем, был. На обе ноги. Ходил медленно да уставал быстро. Оно-то не так чтобы очень мешало - мать его и таким любила. Все любили. Золотой был человек! А на войну его не взяли. И хотели забрать, из-за техники, да как на ноги да на семью посмотрели, так в покое и оставили.
Зато меня забрали. А я и не против был - сам вызвался. Уж матушка и причитала, и умоляла не брать, мол, помощник незаменимый, считай, кормилец семьи, малолетний к тому же. А всё равно забрали. Я ж, хоть мне тогда и семнадцати небыло, долговязый был. Худой, как швабра, рыжий, да лопоухий. Такое себе посмешище несуразное. Да только в селе никто не смеялся - другие нравы были. Люди вообще добрее были, отзывчивее; фамилии вроде разные, а все - будто одна семья. Не то, что сейчас!
В общем, забрали меня на войну. А там бомбят, стреляют, кричат... Страшно было. Ну, это поначалу, а потом привык, даже наоборот как-то спокойнее стало: ну бомбят, ну стреляют, ну и что? Значит живые. Если б не стреляли, означало б, что всех перебили. А пока кричат, хорошо - значит, ещё не всё потеряно, есть кому бороться дальше. Вот мы и боролись.
Политрук у нас хороший был - подбодрит, поможет. Другие на своих солдат доносы строчат, зачем строчат - непонятно, никому от этого добра нет - ни солдатам, ни им самим. Наш не такой был, наш наоборот заступался, защищал. И нам легче, и ему хорошо. А бывало, как увидит кого из солдат раненного, до укрытия добраться неспособного, так и кинется на помощь под обстрел, не раздумывая. Вот и убили его в 43м. Под обстрел попал.
Прислали другого, да только не помню я его - в госпиталь через неделю попал, с ранением тяжким. Там и свою жену будущую встретил, Анечку. Вот то красавица была, вы б только видели! Коса русая, толстая, аж до колен болтается, фигурка тоненькая, а глазищи какие! У правнучки её глаза. И месяца не прошло, а мы поженились. Тогда на войне всё быстро делалось, не то, что сейчас - документ сдай, через три месяца приди... а тогда ни у кого небыло этих трёх месяцев. В общем, поженились мы, она со мной в горячую точку отправилась, как медсестра, конечно.
Помню, как лежали мы в окопе, обнявшись, и молились. Это сейчас понапридумывали всякого - магия, заклинания, порталы, чудовища. Задуривают детям головы всякой ерундой! А тогда ничего этого небыло. Тогда нашими волшебными палочками были автоматы, монстрами - вражеские танки, а единственным заклинанием, которое мы шептали, была молитва.
Но это было так давно... Сейчас уже другое время. Нынешние дети не знают, что такое война. Они зовут порох разрыв-травой и свято верят в Гарри Поттера. Зачем им ужасы прошлого?
Оно и к лучшему, незачем им это! Может, повезёт, и это больше не повторится?!
- Ну ладно, хочешь про войну, тогда слушай! - я улыбаюсь в седые усы и начинаю свой рассказ. - Давным-давно, в далёком 41...

@темы: Проза