URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:31 

Итак, доброго времени всем путниками, забредшим в мою маленькую мастерскую

И добро пожаловать!
Кто я? Я художник, поэт, писатель, скульптор... всего понемногу. Я живу тем, что творю и творю то, чем живу. всё моё сердце, моя душа, я сама в моих работах.
Конечно, я только учусь. Все мы учимся от рождения и до самой смерти... Но я всегда отвечаю за свои ошибки и недочёты, по возможности - исправляю. Если не знаю как, подучусь или обращусь к кому-то более опытному. Корона не упадёт))
В этой мастерской все работы разбиты по темам. Это сделано для Вашего (ну и немного для моего) удобства. Так что, если вас интересуют, скажем, мои стихи или мои обработки фото, вам следует всего лишь выбрать соответствующую тему из списка в меню (с правой стороны от записей)
Надеюсь, каждый из вас найдёт здесь то, что ищет!
Приятного вам времени и хорошего дня.
Искренне ваша, Маленькая фейри.

@темы: Информаторий

12:50 

Дождь

А земля встречает слёзы Бога
В виде моросящего дождя.
Люди пробегают по дороге,
Пропуская дождь мимо себя.

«Стойте! Я прошу, остановитесь!»-
хочется мне громко прокричать.
«Ну, взгляните, красоту увидьте!
Можно ль этих слёз не замечать?»

Слёзы льются в цвет аквамарина,
Разбиваясь в брызги о мечты.
Удивительно прекрасная картина…
Только люди не увидят красоты.

Пробегают мимо чьих-то судеб
Лишь сильнее запахнув плащи.
«Я прошу, остановитесь, люди!» -
Но в ответ лишь жёсткие бичи.

А я каплю каждую целую,
Улыбаюсь каждой той слезе.
В благодарность Бог мне нарисует
Радугу в небесной полосе.

Люди пробегают мимо, щерясь;
Чёрной тенью среди них замру.
Не заметят этих слёз, ссутулясь,
Ну а я в этих слезах умру.
25.09.05

@темы: Поэзия

12:52 

Баллада о печальной княгине

«Сердце снова рыдает,
Разбивая о скалы
Всю надежду и веру в любовь.
Ангел мой не узнает
О глубокой печаль,
Что в душе обернулась зимой.

Я могу быть игрушкой,
Соглашусь стать рабыней,
Стоит только ему попросить.»
Но опять лишь подушка
Сушит слёзы княгини,
Что не в силах царя позабыть.

«Я его полюбила
за глаза цвета молний,
и за речь вознесла до небес...»
Так рыдала княгиня
В пустоте своих комнат,
Будто дождь проливной в ней воскрес.

Царь, великий и грозный,
Никогда не узнает,
Что она в эту ночь не спала.
Лились горькие слёзы
О глубокой печали,
Разбивалась большая мечта…

@темы: Поэзия

12:54 

"Звёзды в руках ангела" (осторожно, слеш)

Название: Звёзды в руках ангела
Автор: Black Prince
Бета: Malfoy
Жанр: Romance
Рейтинг: PG
Категория: слэш
Пейринг: БЗ/ДМ
Саммари: Блез Забини не в своём уме. Всё, что у него осталось – это воспоминания.
Дискламер: Моя только любовь и нотка безумия, остальному хозяйка – госпожа Роулинг



Ты единственный меня не оставил. Все, все ушли. Все покинули меня. Все, но только не ты. Ты всегда со мной: с каждым жестом, с каждым вздохом…

- …Блез, познакомься с семьёй Малфоев. Это очень уважаемые люди! Люциус Малфой, его жена, Нарцисса, и их сын – Драко. Думаю, вы хорошо поладите…

И мы поладили. Не было в мире никого другого, кто знал бы меня лучше, чем ты, и никто лучше меня не знал тебя. Ты стал моей частью, половинкой меня, моего сердца, моей души. Даже сейчас, когда никого больше нет рядом, ты со мной. Ты всегда остаёшься со мной, что бы ни случилось.

- Поздравляю! Ни секунды не сомневался, что ты попадёшь на Слизерин.
- Спасибо, Блез. Я рад, что мы на одном факультете! И здесь мы вместе...

И мы всегда были вместе. Каждый день. Каждую минуту. Если даже не физически, то мыслями – всегда. Два принца Слизерина. Два короля. Ты лучший, первый, а я – твоя тень. Такой же, как и ты – прекрасный, дерзкий, жестокий… ко всем, но не к тебе. Такие разные и одинаковые одновременно: как день и ночь, свет и тьма, как кофе с молоком, небо и звёзды… Неотъемлемые части одного целого. Две стороны одного галеона. Вместе мы жили, по отдельности – существовали.

- Драко… что с ним? Где он, профессор?
- Успокойтесь, с ним всё будет в порядке. Он в Больничном Крыле, но ему повезло – он скоро поправится.
… Ступени… ступени…много ступеней… сотни… тысячи… но это не важно... Главное быстрее к нему – к моей половинке.
- Где он? Я хочу его видеть!
- Мистер Забини, тише! Это больничное крыло, а не паб! Как Вы…
- ГДЕ ОН?!!
Испуганные глаза. Наверное, я действительно сейчас пугаю своим видом. Но мне плевать! На всех плевать. Мне нужен мой Свет!
- Кто? - едва слышен робкий вопрос.
- Драко!
Молчание. Или мне это только показалось? Но я ничего больше не слышал и не видел – впереди, на белых простынях я увидел ЕГО. Ни слова больше. К нему. Ближе. Рядом. Вместе.
На полпути возмущённая женщина – мадам Помфри.
- Мистер Забини! Туда нельзя! Пациенту необходима тишина и покой! Если Вы немедленно не уйдёте, я позову дирек…
Испепеляющий, ужасный взгляд синих глаз…
- Хорошо, мистер Забини, вы можете его навестить.

В тот день я едва не умер вместе с тобой. Я физически чувствовал, как МЫ умираем. Как леденеет твоё сердце, и, в этот же миг, взрывается, разливаясь кровавой лавой моё… Но всё обошлось – ты выжил, и я остался жить. Ты был тогда в Больничном Крыле целую вечность, и я каждую секунду этой вечности был рядом с тобой. В тот день Смерть впервые попыталась нас разлучить. Но ей не удалось сделать этого. В тот день даже Госпожа Смерть поняла - ничто не в силах разделить нас!

Гостиная полна. Почти весь Слизерин здесь собрался (за исключением тех, кто уже разошёлся по спальням). И не удивительно – на улице холодный осенний ливень, да ещё и ветер сметает всё на своём пути, сбивает с ног, стоит только выйти. Я пробегаю взглядом по всем присутствующим. Где же он? Где же? Но его здесь нет!
Я спрашиваю нескольких ребят. Нет, никто его не видел. Куда он мог пойти? Замок огромен. Я не смогу его найти даже за весь день. Хотя, на улице такое творится, что туда выйдет лишь ненормальный…
Я молнией мчусь на улицу.
Дождь становится плотной стеной, мешая разобрать что-либо на расстоянии шага, не то что дальше. Но постепенно, глаза привыкают даже к этому. И уже через несколько минут, отойдя на пару шагов от лестницы, я вижу очертания огромного озера, вода в котором тоже бушует, и маленькую нечёткую фигурку. Становится необъяснимо легко, когда я понимаю – это ОН.
- Драко, ты простудишься!
Я подхожу совсем близко, чтобы он меня слышал. Он даже не оборачивается – и так знает, что это я.
Кажется, он не обращает никакого внимания на мои слова.
- Посмотри на озеро. Оно отзывается на зов стихии, на зов дождя и ветра. Такое ощущение, будто всё вокруг живое…
И я смотрю на озеро через его плечо. Сначала всё остаётся таким же, но, спустя какие-то мгновения, я вижу мир ЕГО глазами. Дождь не просто шёл – он кричал что-то под завывание ветра. Кричал в надежде, что его услышат. И я впервые в жизни слышал его. И чувствовал.
- Обними меня, Блез. Мне холодно…
Слабый голос: далёкий и близкий одновременно. Не понимая до конца, что происходит, я обнимаю свою белоснежную половинку. Сначала робко и неуверенно, но, не получив отпора, смелею и по-настоящему обнимаю.
Какое-то время мы молчим, а потом он опять тихо произносит.
- Красиво, правда?
- Никогда в жизни не видел большей красоты!
И это чистейшая правда! Никогда ещё мир не казался мне настолько прекрасным, как сейчас. И я решаюсь на то, на что, думал, не решусь никогда.
- Драко… я люблю тебя.
Голос получился слишком тихий, но он слышал. Он резко обернулся и посмотрел мне в глаза. Никогда ещё я не видел его таким бледным. Никогда ещё он ТАК на меня не смотрел.
- Ч-что ты сказал?
Я уже жалею о сказанном, но не могу отступить, поэтому я повторяю.
- Я люблю тебя, Драко!
Мгновение он так и стоит – бледный, с широко распахнутыми глазами, безумно красивый. Это мгновение кажется мне вечностью. «Сейчас он развернётся и уйдёт… и я никогда его больше не увижу!..» - думаю я в отчаянии.
Но он не уходит. Не говоря ни слова, он притягивает мою голову к себе и нежно целует. Это и был его ответ.

Так мы уже сознательно, по обоюдному желанию, соединили свои души. Это был первый поцелуй. Тот момент, о котором я мечтал, состоялся. Но каждый наш поцелуй как первый. Каждый остаётся первым и последним. Каждое «люблю» звучит, как единственное. Каждое «люблю» больше никогда не повторится. Никогда! До следующего «люблю». Тогда я узнал, что мы не только думаем одинаково, но и дышим одновременно, а наши сердца бьются в унисон. Мы – одно целое. У нас одно сердце и одна душа на двоих. И пусть они всё отрицают, но я знаю – ты и сейчас со мной!

- Блез, смотри, а здесь говорится о двух противоположностях – Ангеле и Демоне – которые охраняют некую шкатулку. Древние греки, рассказывая о ней, как о некой «шкатулке Пандоры», описали её довольно точно, но допустили несколько ошибок. Например, там хранится не всё Зло мира (как они утверждали), а нечто сродни хаосу или пустоте, нечто более древнее, чем сама планета…
Серо-голубые глаза сияют, как никогда. Он лёгким, изящным движением заправляет за ухо непослушную прядь белоснежных волос, даже не заметив этого… Он покусывает край нижней губы, задумавшись о чём-то. Продолжает читать вслух отрывки из книжки. Я стараюсь слушать то, о чём он мне рассказывает, но улетаю в небо его глаз…
- Блез? Блез, ты меня слышишь?
- А? Да-да, я внимательно тебя слушаю…
Насмешливая улыбка. Нет, не злорадная.
- И о чём же я только что говорил?
Я не знаю, что сказать в ответ. В последний момент выхватываю слово из книжки.
- Э-э… о Греции?
Он заливается звонким смехом. Немного успокоившись, выдавливает таким детским, журчащим, как ручей, голоском:
- Ну, Блез, попытайся сосредоточится, а то мы таки завалим эту курсовую.
Я тоже начинаю хохотать.
- Нет, не завалим! Нам же её сдавать Снейпу, а он, если хорошо попросить, поставит зачёт по блату.
Он не прекращает смеяться.
- Ага, а кто будет этот «блат» отрабатывать? Неужели ты хочешь, чтобы я спал с собственным крёстным?
Улыбка пропадает с моего лица, оно делается каменным. Он испуганно смотрит на меня.
- Блез, ты что? Блез, я пошутил, ты не…
- Никогда! Слышишь? Никогда тебя никому не отдам!!!

И я не обманул тебя! Сколько раз тебя пытались отнять у меня: Паркинсон, Поттер, Уизли… Даже Снейп. Я не отдал им тебя! Сколько раз тебя пыталась забрать сама Смерть? Нет! Никому! Никому я тебя не отдал! И не отдам, пока это ещё в моих силах. Не отдам даже, когда нас уже не будет, когда умрём… Н!Е! О!Т!Д!А!М! Я спрятал тебя там, где никто тебя не достанет. Я знаю, что тебе там хорошо и уютно. И главное – ты со мной, и никто тебя не отнимет! Ты во мне. И ты будешь там, пока я не смогу тебя выпустить в полной уверенности, что ты в безопасности.

Каникулы. Я в Поместье Малфоев. Ночь. Робкий стук в дверь.
- Блез, мне не спится…
Я открываю двери и вижу его – моего ангела. На миг оторопел, но быстро беру себя в руки.
- И чем я могу тебе помочь? Может спеть на ночь?
На моём лице ухмылка.
- Спой, если есть такое желание!
Легко парирует он. И я начинаю петь. Первое, что приходит на ум.

«Мы будем - святой и грешный -
Не разъединимы, как стих,
И будешь ты брать черешни
Губами из рук моих.
Мы будем - пророк и отрок -
Купаться в реке голубой,
И нас, холодных и мокрых,
Согреет моя любовь.
Нас будут встречать деревушки,
Давая нам временный кров,
Нам будут желать кукушки
Жизни на сто веков,
И их подчиняясь заклятью,
Мы не захотим умирать.
Мы будем с тобой, как братья,
Друг друга без слов понимать...»

Я замолкаю.

«…Но мысли одни и те же
К нам не придут, друг мой,
Ведь мы же - святой и грешный,
А не святой и святой»

Допевает за меня он.
Я молчу. Убивающая тишина. Всего лишь песня, но моя душа разлетается на части...
Он замечает это. Он не знает, что сказать, ведь это всего лишь песня…
- Слушай, всё равно я тебя уже разбудил, может пойдём ко мне?
Я согласно киваю. Он целует меня и, развернувшись на каблуках, быстро шагает по коридору, а я спешу следом, стараясь не отстать.
Дверь открывается совсем без шума. В комнате нет света. Окно распахнуто, и лёгкий ночной ветерок колышет занавески. Он уже стоит у окна. Я подхожу и бережно его обнимаю.
- Блез, я люблю тебя!
Тихий шёпот, как шуршание ветра в листве.
Я улыбаюсь.
- Знаю, мой ангел. Я тоже тебя очень люблю.
Он оборачивается. Смотрит на меня доверчивыми глазами.
-Правда?
Я улыбаюсь ещё шире.
- Больше жизни.
Он тоже меня обнимает и зарывается носом в мою ночную рубашку.

Такой ты был только со мной. Такой ты был создан для меня, а я для тебя. Ничто не сияло ярче твоих глаз, когда они смотрели на меня, ничто не было мягче моих рук, когда они тебя обнимали. Ничто не было слаще наших поцелуев. Ничего нет крепче нашей ЛЮБВИ. И этого не изменить даже самому Времени. Даже когда не будет наших тел, мы останемся вместе. Ведь у нас одна душа на двоих. Ничто нас разлучить не в силах. Мы едины!

- Драко, ты уверен, что хочешь этого?
- Я ещё никогда ни в чём не был так уверен, как в том, что хочу тебя.
- Но вдруг что-то пойдёт не так? Я ведь для тебя первый… Я не хочу всё испортить!..
Но он не даёт мне договорить.
- Тише, любимый! Тише...
Он прикладывает палец к моим губам и улыбается.
- Такое ощущение, будто это твой первый раз, а не мой.
Он целует меня. Мягко. Нежно. Но, с каждым мгновением всё настойчивее. И я всё активнее и активнее отвечаю на поцелуи. Хитрый. Знает, как добиться своего. Мне всё труднее сдерживаться, всё труднее контролировать себя с каждой минутой.
- Я люблю тебя!
Выдыхаю я.
- Люблю!
Эхом отзывается он.
Я снова целую его. На этот раз с большей настойчивостью, чем обычно. Я уже не могу остановиться. Я хочу ЕГО!
Лихорадочным движением пытаюсь расстегнуть его рубашку, но пуговицы не поддаются. В конце концов, я не выдерживаю и просто разрываю лёгкую ткань. Пуговицы разлетаются в разные стороны, но он не замечает этого. Он уже стягивает мои брюки. Из моей груди вырывается возмущённый рык. Как это так – ему это удаётся лучше? Я быстро снимаю и его брюки. Подхватываю его и быстро кладу на кровать. Я уже едва соображаю, что делаю. Я в нём…

Это была самая незабываемая ночь. Ночь полного слияния двух половинок в одну. Хотя каждая ночь с тобой была незабываемой. Ведь я люблю тебя! И каждый раз хочу тебя, как впервые. В ту ночь я растворился в тебе. Для меня не было ничего, кроме тебя, твоих нежных губ, твоих влажных рук, твоего хрупкого тела, мягкой кожи… У меня и до тебя были партнёры. Ты знал это всегда, но тебя это не волновало. Ведь ты знал, что я всегда любил лишь тебя, что, кроме тебя, для меня никого не существовало. Но и для тебя не было никого, кроме меня. Просто ты терпеливо ждал меня, в то время как мне казалось, что я тебя не достоин. А ты ждал, пока я пойму, как сильно ошибался, думая, что мы никогда не будем вместе. Ты терпеливо ждал, пока я пойму, что ты тоже хочешь быть со мной. Что ты тоже любишь меня. В ту ночь я впервые ощутил, как взрываются звёзды.

- Драко, нет! Я не пущу тебя, слышишь! Почему ты? Почему? Я не отпущу тебя! Не отдам!..
- Тише, Блез, тише!
Он берёт мою голову в свои ладони.
- Я должен! Это не ИХ война. Это НАША война... Я должен идти и бороться. Бороться за нас! Во имя нашей любви. В борьбе за наши жизни.
- Тогда я пойду с тобой!..
- Нет! Ты же знаешь, я не переживу, если с тобой что-то случится.
- Драко... если ты умрёшь, я тоже умру. В ту же секунду.
Он улыбается, но в его глазах остаётся невыносимая боль и тоска.
- Я знаю, любимый.
- Знаешь, и всё равно идёшь?
- Он ведь я не умру. Я вернусь! Очень скоро! Ты даже не заметишь, что меня не было!
- Правда?
- Обещаю!
Я знаю, что он обманывает меня. Я чувствую, он больше не вернётся, но отчаянно верю его словам.
По моей щеке пробегает слеза. Я не хочу, чтобы он видел, что я плачу.
- Ну, не надо, прошу, перестань...
Он улыбается так тепло, что это ещё долгие... дни?.. месяцы?.. годы?.. будет греть моё сердце. И я борюсь со слёзами, не даю себе заплакать.
- Я люблю тебя, Драко!
Тихо. Почти шёпотом.
- Я тоже тебя люблю!
Он берёт эту мою слезу. Бережно так. Аккуратно. Будто это самое дорогое сокровище на земле.
- Блез, я вернусь. Обязательно вернусь! И когда мы снова встретимся, я отдам тебе эту слезу, как последнюю, проронённую тобой.
Я согласно киваю не в силах ничего ответить, и он бесшумно уходит в темноту.

И снова моё горло разрывает отчаянный крик.
Зачем? Зачем я тебя отпустил? Ведь в ту ночь я умер. В ту же секунду, когда умер ты. Зелёный свет отразился в наших глазах за миг до смерти. И тишина, как шкатулка Пандоры поглотила нас.
Буря в моей душе кипит снова и снова, пытаясь растопить холод твоего сердца. Но оно уже превратилось в лёд, и ничто не сможет его отогреть. Даже мне это не под силу... И я умираю.
Твои глаза… Твоё лицо светится счастьем. Ты улыбаешься мне, и мне становится снова легко и тепло. В твоих руках звезда. Она сияет. Яркая-яркая. Это моя слеза. Ты всё-таки сохранил её для меня. Ты принёс её, как и обещал. И пусть все они говорят, что тебя уже нет, что ты один из тех, кто никогда не вернётся. Я не слышу их слов. У меня есть тайна со звездой в руках. И эта тайна живёт во мне хрустальным рождественским ангелом…

@темы: Проза

13:05 

***
Обрывками души звенит холодный ветер.
Слова, слова, слова... О, как же я устал
Жить в ожиданьи дня, ловить твой голос где-то,
И быть счастливым тем, что, всё-таки, узнал.

Хотел бы улететь, да крылья не удержат,
Отчаянье свело их в горсточку тряпья.
Последние слова убьют в душе надежду…
Что всё? Что ничего? Остался только я.

Промозглый холод слёз, и вот душа остыла,
И вот стою в снегу отчаянного «жду!».
Лишь жгучей струйкой кровь течёт ещё по жилам,
И сердца стук кричит: «Люблю!» «Люблю.» «Люблю…»

Лишь росчерк поперёк, и мир окрашен кровью,
И только б не успел, кто смог остановить.
Мне жить в осколках слов давно уже не ново.
Но как же умереть?.. но, всё-таки, любить...
21.11.05

@темы: Поэзия

13:27 

Обида

Увидеть красоту в простом:
В снегу, в деревьях иль в дожде…
Как сложно разглядеть нам то,
Что окружает каждый день.

Слова, слова, опять слова…
А что за этой пеленой
Вам не видна та красота,
Которая сокрыта мглой.

Могу за символами скрыть,
И снова написать невнятно.
Но мне нет смысла вновь закрыть
То, что и так вам не понятно.

Вся ваша суть давно туман
В простой телесной оболочке,
Вот идеальный мир – обман;
От первой буквы и до точки.

Вся ваша жизнь – стальная цепь,
Она давно уж проржавела.
В вас человеческого нет,
Но вам до этого нет дела.

Весь мир давно заплесневел,
Но только вам того не видно.
Вам жить средь мусора удел…
Но отчего-то мне обидно.

Я тот, кто смог, один из тех,
Кто и сейчас парит над вами,
Чей слышен вам порою смех,
Кто омывает вас слезами…

Я Богом избран – я поэт,
Но в вашем мире я – отшельник,
Все вами идеалы – бред,
Законы ваши мне – ошейник.

Рожденный Богом, не как вы,
Рожденный, чтоб летать под небом,
Одетый вами в кандалы,
С потерянной в тумане верой.

Вам не убить во мне творца,
Он будет жить в мое надежде!
Пусть в кандалах, пусть без лица,
Но я такой же, как и прежде…
24.11.05

@темы: Поэзия

13:45 


@темы: Поэзия, Photoshop

13:47 

Через бесконечность

Я любить тебя буду,
Если даже забудешь,
Если сердце остынет,
Если мысли уйдут.
Я тебя не забуду
Пусть меня ты осудишь,
Пусть все мысли покинут,
Пусть все люди не ждут.


Незачем больше ждать,
Не во что больше верить,
Некому отдавать,
Жизнь разлуками мерить.

Незачем больше ждать,
Некому больше верить.
Чем свою жизнь отдавать,
Лучше мир разбить, кровь его изменит!


Я пойду по дороге,
Разрезая о стёкла,
Разбивая о камни,
Натирая землёй
Свои бледные ноги.
Их мне будет не жалко.
Ведь здесь, где-то за гранью,
Ждёт встреча с тобой.


Незачем больше ждать,
Не во что больше верить,
Некому отдавать,
Жизнь разлуками мерить.

Незачем больше ждать,
Некому больше верить.
Чем свою жизнь отдавать,
Лучше мир разбить, кровь его изменит!


Я тебя не забуду,
И из тыщи узнаю.
Пусть звездою на небе,
Пусть закатным дождём.
Я любить тебя буду,
О тебе прочитаю
По рисункам, по перьям
Журавлей над землёй.


Незачем больше ждать,
Не во что больше верить,
Некому отдавать,
Жизнь разлуками мерить.

Незачем больше ждать,
Некому больше верить.
Чем свою жизнь отдавать,
Лучше мир разбить, кровь его изменит!
24.03.06

@темы: Поэзия

13:49 

***
Хочешь, сердце подарю?
Вырву из груди.

Перед смертью, на краю
Прошепчу «Уйди»

Хочешь, свет отдам тебе?
Только попроси!

Мне вернуться в сентябре
Не хватило сил.

Хочешь в дар мои мечты?
Мне и их не жаль.

Потемневшие цветы
Разучились ждать.

Мои сказки забери!
Только пожелай!

Вновь тебе мои стихи.
Только не бросай.

Вот тебе моя рука.
Попрошу, возьми!

Не дописана строка,
Не закончен стих…
13.03.06

@темы: Поэзия

13:59 

***
Голубые глаза засияли рождественским блеском,
Ничего, что зима начиналась пол года назад...
Я писал для тебя все те строки, стихи, чтоб воскреснуть.
Но не может ведь сердце ожить, никого не любя.

Я воспитан во лжи, а тебя воспитали капризы.
Там где я – тишина, там где ты всюду преданный взгляд.
Вновь обманными красками я нарисую эскизы,
С тайной верою в то, что удастся вернуться назад.

Звонкий смех разлетелся по комнате вновь леденцами.
Детский, сладкий и яркий, такой, каким кажешься ты.
Мои строки тебе неизменно с плохими концами.
Ведь ты снова реальностью мне обрываешь мечты.

Но мне кажеться вновь, что смогу я однажды признаться;
Но мне кажется вновь, что подаришь ты мне поцелуй...
Но мне хочется вновь на куски от тоски разорваться.
Превратиться от боли в одну из бесчисленных лун.

@темы: Поэзия

14:09 

14:29 

14:35 

14:45 

14:54 

14:57 

***
Сделать больно себе.
С кровоточащим сердцем.
Чтобы вновь оживить Его взгляд.
Одному только мне
Во проклятье известно
Сколько длится мгновение в ад.

Ты спросил «почему?»
Я отвечу без чувства.
«Я вчера, ты пойми, обещал.
Подарить всё Ему
Это тоже искусство.
Но ты знаешь, насколько мне жаль?

Что я мог, чего нет?
Может кто-то и знает..
Но прошу, ты меня не кори.
Ты бы видел, как он невозможно сияет
От огромной, от первой любви.

Скажешь ты: «Фанатизм»
Я с тобой соглашаюсь.
Но скажи, что я мог? ЧТО Я МОГ??
Нет, какой героизм?!
Ты бы знал, как я каюсь,
Что по этой пошёл из дорог.

Знаю, я виноват.
Я неправ, понимаю –
Я вчера подарил ему боль.
Дебелизму виват.
Но ты тоже ведь знаешь,
Сколь жестока бывает любовь.

Да я знаю – вчера подарил ему ад
Тем, что сделал и тем, что сказал.
Умираю и знаю, что сам виноват.
Но хотел лишь улыбки в глазах…»
12.11.06

@темы: Поэзия

14:59 

Серое...

Промозглым осенним днём небо слишком серое. Кажется, оно никогда не прояснится. Падающие капли почти не видно. Промозглым осенним днём.
Но сейчас мне и не хотелось, чтобы оно прояснялось. Кажется, если б вдруг вышло яркое радостное солнц, я бы не выдержал, я бы просто сгорел, как вампиры из маггловских книжек.
Откужа я знаю про вампиров? Просто я слишком люблю читать, чтобы остановиться лишь на том, что предлагает магический мир. Круг литературы, написанной магами слишком узок. А магглы, при всей своей примитивности, умеют хорошо писать.
Но сейчас не об этом!
Что-то в голову лезет всё подряд…
Кажется я знаю даже почему. Мой мозг, как и я, отчаянно борется с любыми мыслями о тебе. Я готов думать о чём угодно: о магглах, о книгах, о дожде… лишь бы ты снова не занял мои мысли.
Хотя, это невозможно!
Чтоб из моей головы пропали все мысли о тебе, мне надо разучиться думать.
Сегодняшний день, один из немногих, когда я жалею, что магия не всесильна, что она не такая, как пишут в книжках. Ведь как бы это было здорово – просто забыть. Забыть, что ты был, забыть, как я жил тобой, как нежно ты меня обнимал, как моих губ дивными лепестками касались твои, как я дни на пролёт проводил, дыша одной лишь надеждой – скоро, совсем скоро мы увидимся…
Теперь ничего этого нет.
Мой мир растворился в тебе, когда ты уходил. Я растворился в том мгновении, когда понял – тебя больше не будет в моей жизни.
Всё, что у меня есть сейчас – это грязное небо. Но оно слишком холодно и равнодушно… и я опять мёрзну. Последнее время я мёрзну слишком часто.
Небо, оно как ты – холодное, равнодушное и молчаливое.
А ведь я любил тебя! Я засыпал с твоим именем на губах, и просыпался с твоим образом перед глазами. А ночью, в моих снах, мы всегда были вместе.
Почему мир не может быть благосклонен? Отчего ты не мог меня просто любить?
Жаль…
Хотя теперь это уже не важно! Неважно ничего. Не важен я. Я – ничего.
Забавно. Игра слов, но какая! Ведь точно-то: я – ни-че-го.

В этот день небо необычайно серое, грязно-густое и совсем непроглядное. Это день, когда нестало меня.

@темы: Проза, Зарисовки

15:08 

Где ты?
На улице снова тучи,
И дует холодный ветер...
Единственный, самый лучший,
Ну где же ты? Где ты, где ты?

Ты снова мне только снишься,
И писем почти не пишешь...
Ты будто бы растворился...
Родной мой, откликнись, слышишь?!

Терзают дурные мысли,
Фантазии только злые,
Прошу, дорогой, откликнись,
От злой защити стихии.

Сотри мои слёзы, милый,
На ушко шепни о заветном.
Приди же, назло всему миру...
Любимый мой, где ж ты? Где ты?

@темы: Поэзия

15:17 

"Лондонские туманы" (осторожно, слеш)

Лондонские туманы

Конец октября выдался на редкость сырым. Дождь грязными каплями барабанил по старой черепице крыш, пыльным стёклам, облупившимся подоконникам… Я как раз собирался в магазин, когда он начался. Серое небо и не собиралось проясняться. Тучи нависли низко над городом и тоскливо роняли на Лондон свои слёзы. Я с досадой посмотрел на мокрую улицу убогого района, где снимал дешёвую квартирку с единственной комнатой, коридорчиком, в котором едва ли смогут разместиться двое, и кухонькой размером 2Х3… Но мне и этого достаточно.
После Войны всё изменилось. Не хочу вспоминать – слишком длинная и печальная история, причём трагическая для всех и каждого, кто принимал участие в войне. И я не стал исключением. Битва отняла у меня всё. Всё, что я любил, во что верил, ради чего жил. У меня не осталось ничего, кроме моей жалкой жизни. Я поселился один в чужом мне Лондоне, куда доселе попадал только через камины министерства или аппарируя в Косой Переулок. Больше мне здесь делать было нечего… Но тогда я стоял посреди этого чёртова города в слишком холодной для декабря и чересчур странной для маггла мантии со значком декана Слизерина на груди (это до сих пор одна из немногих вещей, которые напоминают мне, кем я был раньше), со сломанной палочкой, весь побитый, измождённый и уставший. Меня перекинуло сюда взрывной энергетической волной, которая стала финальной точкой. Точкой в пользу волшебников Ордена. Хоть я и считался его членом, хоть и выступил в последней битве против Тёмного Лорда, фактически, я перестал быть аврором после того, как убил Дамблдора (никого не волновало, что я был вынужден, а иначе… не важно), так что это не была моя победа. Мне некуда было идти, и я не мог вернуться в мир магов. Единственное, что мне оставалось, это бороться за существование, бороться отчаянно, чтобы хоть как-то стать на ноги, чтобы не потерять последнее, что у меня осталось – мою жизнь.
Удача сопутствовала мне, если считать удачей то, что я не загнулся и нашёл работу, благодаря которой могу оплачивать это жилище, и ещё остаётся на пропитание и на какую никакую одежду… Нелегко начинать всё с нуля, когда тебе 40, но что поделать. Я выжил, я живу… Но зачем? Кому это надо?
Я ещё раз выглянул в окно. Оно выходило на облезлую стену соседнего дома. В местах, где осыпалась штукатурка, виднелся голый красный кирпич, вернее он должен был быть красным, но давно уже почернел от времени и смога. Там и тут виднелись лохмотья плесени. Дома разделяла узенькая улочка, соединяющая две основные улицы. Посреди переулка стоял контейнер полный мусора. Обрывки газет, бумажные и целлофановые пакеты и прочий мусор такого рода ветер гонял по всему переулку, и, порой, выбрасывал на главные улицы (небольшие части которых мне всё же были видны) под ноги раздражённых прохожих.
Я отвернулся от окна – там не на что было смотреть – и резким движением сорвав плащ с вешалки, вышел из квартиры. Хочу я того или нет, а за продуктами сходить надо. Может, по дороге зайду в книжную лавку на углу – вчера должны были завезти новые книги.
На лестничной площадке второго этажа за несколько дюймов от моих ног пробежала жирная крыса.
«Какая мерзость!» - я невольно поморщился.
Улица встретила меня недружелюбным ветром, колким дождём и промозглым туманом. Впрочем, как обычно. Этот город просто не может быть дружелюбным! Во всём мире, наверное, нет города ужаснее, чем этот! Я плотнее запахнул плащ и направился к ближайшему супермаркету за два квартала от дома. Ничто не располагало меня к длительным прогулкам.
Мимо спешили безликие люди в однотипной, серой, бесцветной одежде, чёрных забрызганных грязью изношенных туфлях, некоторые из них закрывались от противного косого дождя тёмными одинаковыми зонтами, другие, те, кто был без зонтов, так же, как и я, кутались в куртки и плащи, поднимали воротники и то и дело затягивали плотнее шарфы. Все спешили быстрее покончить с делами и укрыться от ненастья в тёплых квартирах. Никому до меня не было дела, как и мне до них.
Вдруг шатающийся юноша, идущий мне на встречу, не удержался и, чтобы не упасть, схватился за рукав моего плаща. Я хотел было с раздражением оттолкнуть пьянь (как мне сперва показалось), но тут мой взгляд привлёк перстень на руке юноши – массивная золотая печатка в виде красивой буквы «М» оплетённой змеями. Такая могла быть только у одного человека – я сам подарил её когда-то на выпуск своему любимому студенту. Я поспешно подхватил парня, как раз вовремя, чтобы тот не упал в большую лужу, у которой мы стояли.
Парень слабо откашлялся и поднял ко мне мутно-серые глаза.
- П-профессор? – В глазах мелькнуло удивление, и парень потерял сознание.
Будь это кто-то другой, я, не раздумывая, бросил бы его здесь и пошёл дальше. И на это у меня есть целых две причины: во-первых, я еле смирился с настоящим и не хочу, чтобы кто-то или что-то напоминало мне о прошлом, а, во-вторых, война истощила во мне последние капли сострадания. Но это не был кто-то другой, а Драко Малфоя я бросить не мог. Не могу объяснить почему, но не мог!
Поколебавшись несколько секунд, я махнул на супермаркет (до которого, между прочим, оставалось всего-то около десяти шагов) и, подхватив на руки юношу (удивительно, до чего же он оказался лёгким), быстро зашагал к дому.
Впервые я настолько сильно ненавидел своё жилище. За всё ненавидел: за сломанный лифт, за отсутствие света (в это время его, как обычно, отключили) и тепла (в комнате было около 16оС), за ледяную воду... Ничего, что сейчас так нужно было этому мальчику, не было. Моя квартира – совсем не то место, которое ему бы подошло. Совсем не то, но, всё же, лучше, чем холодная сырая улица.
Я занёс юного Малфоя в единственную комнату и аккуратно уложил на кровать. Первым делом пришлось снять с него всю мокрую одежду (то есть раздеть до трусов).
Нет, ну в кого он превратился?! Когда-то идеальное спортивное тело теперь больше походило на скелет, обтянутый тонкой кожей, готовой вот-вот порваться под натиском выпирающих костей. Его обычно и так бледная кожа с матовым лунным оттенком, теперь казалась прозрачной. Под глазами залегли огромные тёмные синяки. Шикарные когда-то платиновые волосы были теперь настолько запущены, что за посёкшимися концами и мышиной серостью их едва ли можно было узнать. Да Драко вообще невозможно было узнать в этом грязном, больном полутрупе-полускелете! Что же могло довести принца Слизерина, одного из самых талантливых и самых сильных магов современности до ТАКОГО?
Но сейчас у меня нет времени об этом размышлять. Драко нужна помощь. Причём немедленно, иначе… Даже думать об этом не хочу!
Те несколько лет, что я живу среди магглов, не прошли даром, научили обходиться без магии. Так что я представлял, что должен делать.
Первым делом натёр ледяную кожу медицинским спиртом (благо он имелся в аптечке) – парня необходимо было согреть. В нескольких местах, где я не рассчитал силу, пламенная жидкость обожгла нежную кожу, выступило пару синяков... но это были столь незначительные жертвы, что я не обратил внимания.
Я стольких убивал, стольким давал погибнуть, смотрел на чужие муки, хоть и мог их спасти... Мерлин! Сколько крови, сколько смертей было на моих руках! И вот, теперь, сам не знаю почему, я отчаянно хочу спасти этого парнишку!
Надев на парня свою пижаму (она была слишком велика; таких, как Драко, в неё влезло бы двое; в другой ситуации это выглядело бы очень забавно, но не сейчас) и укутав во все одеяла и пледы, какие только удалось найти, Я отправился на кухню. Парнишке нужен был хороший горячий обед.
Когда я, спустя десять минут, вернулся с кружкой горячего наваристого куриного бульона, Драко уже пришёл в себя. Это меня немало порадовало – возможно, всё не так уж плохо. Из-под груды одеял выглядывал только нос и глаза. В комнате царил полумрак, так что они казались совсем чёрными.
- П-профессор... – его голос был едва слышен, так что мне пришлось догадываться, что он говорит. – Профессор... Вы спасаете меня. Зачем... зачем это вам?
- Но не мог же я бросить любимого (пусть и бывшего) ученика умирать на улице! – Я постарался тепло улыбнуться. Господи! Как давно я не улыбался!
- Но...
- Молчи! – перебил я, приставив палец к его начинающим отогреваться и розоветь губам. – Побереги силы. У тебя и так их почти не осталось.
В ответ он только согласно кивнул.
Я протянул ему кружку с куриным бульоном.
- Пей! Тебе нужно восстановить силы.
Он принял у меня чашку трясущимися руками и сделал маленький глоточек. На миг поморщившись – бульон был действительно горячим, пожалуй, даже слишком – он сделал ещё один глоток.
- Вот так, - я улыбнулся – Пей, а потом постарайся уснуть. Тебе надо отдыхать.
Он опять согласно кивнул и слабо улыбнулся.
- А я пока схожу в магазин. Надо кое-что купить, - с этими словами я вышел из комнаты.
В коридоре я быстро оделся и выскочил на улицу, на ходу завязывая шарф. Я опять направился к супермаркету, вот только продукты меня теперь мало интересовали.
Спустя час я вернулся домой с двумя полными пакетами. Малфой крепко спал, улыбаясь во сне. Чтобы не разбудить ненароком парнишку, я направился в кухню – надо было разобрать покупки.
Так... соль и пена для ванны, шампунь и кондиционер для ухода за волосами, гель для душа... Что у нас тут ещё?.. Одежда, махровый банный халат, огромное полотенце, увлажняющий крем для тела и лица для чувствительной кожи... зубная щётка... Ну, конечно, натуральный гранатовый и апельсиновый соки, молоко, и прочая дребедень (надо ведь мне его чем-то кормить, да и самому питаться необходимо). Вроде ничего не забыл.
Я наскоро приготовил ужин из купленных продуктов и зашёл в комнату проверить, как там парнишка.
Драко уже не спал. Наверное, его разбудили аппетитные запахи, доносящиеся из кухни. Интересно, сколько дней он не ел? Но я не мог его сейчас спрашивать об этом, да и не в моих привычках спрашивать о таком.
- Как себя чувствуешь? Сможешь дойти до кухни, чтоб поесть, или тебе принести ужин сюда? – спросил я, помогая парню сбросить груду одеял.
Он выглядел так забавно! Под этими многочисленными одеялами, простынями и пледами он казался совсем маленьким, как котёнок, забравшийся под хозяйскую подушку. Я чуть не рассмеялся, но успел подавить смешок.
- Всё в порядке. Я вполне самостоятельный, мне по силам о себе позаботиться! – Он оттолкнул мою руку и рывком сел, опустив ноги с кровати.
- Никто и не спорит, - На этот раз я не смог сдержать саркастической улыбки.
Учуяв мой сарказм, мальчишка резко подскочил, пошатнулся и тут же сел обратно, со злостью ударив ладошками о перину. Со стороны это выглядело очень забавно.
Я опять подошёл к кровати и помог ему подняться. На этот раз он покорно принял мою помощь и даже позволил довести его до кухни. Стоило ему увидеть аппетитную горячую еду, как недовольная мина улетучилась с лица. Драко просиял.
- Как давно я не ел нормальной пищи! – сказал он, когда я усаживался напротив.
- Видно, очень давно.
- Около двух с половиной недель, - он с жадностью набросился на жареную картошку с беконом.
Мне самому есть абсолютно не хотелось. Так что я дождался, пока Малфой доест, и предложил ему свою порцию, тот, как я и ожидал, согласился. Когда с едой было покончено, я заварил крепкий крупнолистовой чай с лимоном. И только сейчас, попивая чай со вчерашними булочками из кондитерской на углу, он заговорил. Причём вполне твёрдым голосом (что меня немало порадовало – мальчишка быстро приходит в себя).
- Профессор, спасибо вам за всё! А сейчас, кажется, мне стоит уйти...
- И куда ты пойдёшь?
На минуту он задумался.
- Не знаю. Честно говоря, мне некуда идти.
- Останься здесь, хоть до тех пор, пока не наберёшься достаточно сил, чтоб уйти.
- У меня достаточно сил! – Он рывком встал, но ноги у него тряслись.
- У тебя достаточно сил? Да ты на ногах стоишь с трудом! – Я ухмыльнулся. – Лучше сядь и допей свой чай.
Он молча сел обратно и приставил чашку к губам, но его лицо стало непроницаемым, окаменело. Он смирился с моей помощью, но, при этом, не смирился со своей слабостью. В этом все Малфои.
- Послушай, Драко, я знаю, что ты очень гордый, но сейчас твоя гордость неуместна, - Попробовал я сгладить ситуацию. – Позволь помочь. Тебе ведь нужна помощь, согласись.
Он не ответил, но лицо его сгладилось и потеряло прежнюю холодность.
- Ты сможешь уйти в любой момент, я не буду силой тебя удерживать. Но я хочу быть уверен, что, уйдя от меня, ты не загнёшься в первой же подворотне.
- Хорошо, я останусь. И… - он сделал паузу, но, через несколько секунд, продолжил: - и спасибо вам за всё, что вы для меня делаете, профессор.
Я ликовал – на какое-то время он останется. Это настоящая победа - уговорить кого-то из Малфоев принять помощь. И мне удалось это сделать!
Пока Драко допивал чай, я набрал ему горячую ванну. С душистой пеной.
- Профессор, где вы? – Драко, опираясь на стену, дошёл до ванной комнаты.
- Вот, - я обернулся к нему, - прими горячую ванну. А здесь, - я указал на большой пакет на полу, - ты сможешь найти всё необходимое. И – уже в дверях я обернулся, - можешь не спешить
- Хорошо, профессор, - он уже начал снимать пижаму.
Я рассмеялся.
- Я давно уже не профессор. Я всего лишь помощник шеф-повара в не особо престижном ресторанчике.
- Но как мне вас тогда называть?
Я смерил его взглядом.
- Зови меня просто Северус.
- Хорошо, п… Северус.
Когда Малфой спустя час вышел из ванной, на него уже было приятно смотреть. Всё ещё тощий, с синяками под глазами, пусть и не такими яркими, как раньше, но всё такими же большими и глубокими; губы его порозовели, кожа пусть и не приобрела прежний оттенок, зато потеряла голубизну, глаза сияли удовольствием… но главное – волосы! Пусть они ещё не до конца приведены в порядок, однако уже сейчас они опять стали прекрасны.
- Про… Северус, ничего, что я взял ваш халат? Тот, что был в пакете, оказался мне немного маловат.
- Всё в порядке. Чувствуй себя как дома.
«И с каких это пор я стал таким гостеприимным?»
- Да я и есть дома, по крайней мере, пока не поправлюсь, - сказал он едва слышно.
- Это твой дом, пока ты этого хочешь. Ложись, - я указал юноше на свою кровать. – Тебе надо набираться сил, а мне завтра на работу в дневную смену.
- Но... А вы? – он растерянно захлопал ресницами.
- А я могу поспать и на диване. Тебе нужен максимальный комфорт, а я обойдусь.
- Спасибо, Северус, - интересно, он что решил побить рекорд Малфоев по произнесению слова «спасибо» за один день?
- Не за что. Спи! – и, дождавшись, пока парень уляжется, я хлопком погасил свет.

***

Проснулся я довольно поздно – часы на прикроватном столике показывали 11:32. Снейпа, конечно, давно уже не было. Он всегда уходил около семи, когда работал в дневную смену.
С того дня, когда он нашёл меня едва живого, прошла уже неделя.
Силы стремительно возвращались ко мне. Я уже сам выходил на прогулки, правда, недалеко, так как быстро уставал, но в четырёх кварталах от дома находился отличный парк. Вот уже три дня я часами сидел там, на лавочке, у небольшого озерца, читая книги, что находил на полках Северуса, или делая зарисовки (после школы я всерьёз увлёкся рисованием, и у меня неплохо получалось). Ещё я взял на себя обязательство ходить за продуктами. Северус так заботится обо мне, будто я – его родной сын. Сам не пойму за что, за какие заслуги удача стала ко мне так добра.
Я встал и, одевшись, пошёл на кухню. На столе лежал листок со списком необходимых продуктов (который я сам же и составил с вечера), на обороте ровным почерком Снейпа было дописано:
«Драко, будь добр, купи в аптеке бутылочку спирта
(на твоё растирание ушёл весь мой запас).
И забери, наконец, своё пальто из химчистки!!!»
Я улыбнулся. Вот уже дважды я «забывал» о пальто, а тем временем ходил в изящном снейповском кардигане. Мне он очень шёл! (Я с помощью простенького заклинания подогнал его под себя, хоть Северус и был против)
Итак, пора идти по магазинам, и, может быть, на обратном пути я таки заберу пальто.
На улице моросил дождь, но не такой противный, как обычно. Капли мягко ложились на кожу, слегка обжигая холодком, будто лёгкие поцелуи на морозе. Мои превосходно начищенные чёрные туфли покрыли бисеринки капель, такие же застыли на воротнике кардигана и запутались в моих волосах. Люди то и дело оборачивались. Для этого района довольно необычное зрелище: высокий красивый юноша в дорогой одежде...
Девчонка у киоска в двух шагах от меня начала усердно прихорашиваться, а группка девушек на скамейке начала усиленно хихикать, когда я проходил мимо. Наивные дуры! Меня они абсолютно не интересовали, а даже раздражали своим поведением. Женщины вообще довольно глупы и неинтересны, за редким исключением. Я бросил в их сторону презрительный взгляд (смех тут же прекратился) и прошел мимо.
Когда я выходил из магазина, меня окликнул женский голос. Я обернулся полный раздражения, но оно сменилось удивлением, когда я увидел, кому он принадлежал.
- Молодой человек, не подскажите, который час? – Передо мной стояла темноволосая девушка, примерно моих лет. Её карие глаза расширились, когда я обернулся. – Драко?
- Панси? Какая встреча. Что тебя привело сюда?
- Я живу неподалёку.
- Ты, чистокровная волшебница, и живёшь среди магглов? – Я был удивлён.
- Но ведь ты, как я вижу, тоже, - она противненько улыбнулась – школьная привычка.
- Это долгая история… Слушай, ты сильно спешишь?
- Нет, а что?
- Может, зайдёшь на чашку кофе? Тут не далеко.
- Можно! – она охотно кивнула.
--------
- Милая квартирка, как для сего района, - сказала она разуваясь.
- Мне тоже нравится. Северус неплохо её обустроил, - я провёл девушку на кухню.
- Северус? Так это квартира Снейпа?
- Да. Я ведь сказал – это долгая история.
- Так рассказывай.
Я налил только что заварившийся кофе в чашки и начал историю. Я рассказал ей всё, сам не понимаю почему. Просто никто, кроме меня, не знал, что случились с принцем Хогвартса (к седьмому курсу Поттер окончательно сдал позиции, он оставался популярен только из-за своих «подвигов», а мне в Хогвартсе равных не было) после войны, а я должен был кому-то рассказать.
Я рассказывал долго: как ушёл из магического мира, как жил на остатки малфоевского богатства (на те крохи, что мне удалось снять со счёта, благодаря многочисленным связям), но очень скоро деньги закончились; рассказал, как скитался по Лондону, как не мог устроиться на работу (у меня ведь не было ни документов, ни жилья...); как голодал, как попал под арест на четверо суток, и меня там едва не изнасиловали; и как меня полуживого по счастливой случайности встретил Снейп. Она внимательно слушала, изредка задавая вопросы, на которые я с готовностью отвечал.
- С тех пор я у него и живу, - закончил я свой рассказ.
- Да уж, тебе не позавидуешь, Драко. Но можно вопрос?
- Конечно, задавай!
- Если ты уже умирал, почему же ты не продал кольцо? Я вижу, оно до сих пор с тобой.
- Сам не знаю, - я задумался. – Я не раз хотел, но что-то меня останавливало. Это единственное, что у меня осталось в память о прошлом...
Повисло молчание, но я решил его оборвать.
- А ты как жила всё это время?
- Я? О, моя история не столь красочна и интересна, как твоя.
- Но всё же?
Я обновил кофе в наших чашках и вытащил ещё одну пачку фруктового печенья. Она взяла одно и сделала глоток кофе. Я ждал.
- Ну, хорошо, расскажу, - сдалась она. – Ещё когда мы учились на последнем курсе, я уже была помолвлена.
- Правда? А я и не знал.
- Никто не знал. Сам посуди – дочь волшебников, единственная наследница именитого рода выходит замуж за маггла.
Я почувствовал, как мои глаза расширились.
- Да. Правда была одна договорённость – свадьбу играем после окончания войны. Родители всё ещё надеялись, что я одумаюсь, но… Война закончилась и я вышла замуж. С тех пор потекла обычная семейная жизнь, но я не жалуюсь. У меня есть любимый человек, ради которого я согласилась даже магию бросить. А ещё у меня есть дочь, в которой я души не чаю.
- Дочь? – переспросил я.
- Ага! Её зовут Изабелла. Она просто прелесть. Когда я заканчивала школу, то уже была беременна...
- Правда? А я даже не заметил.
- Иллюзорные чары. Очень сложные, но они того стоили. По этому родители и согласились на брак. Я не хотела, чтобы у моего ребёнка было детство, похожее на моё, поэтому и ушла из мира магии.
- Но чем тебе не нравилось твоё детство? В роскоши, среди именитых людей... У тебя было всё, о чём только мечтают.
Она расхохоталась.
- Драко, вспомни своё детство, вспомни, какую цену за это «всё» приходится платить.
Я согласно кивнул. Панси была права.
В двери повернули ключ, и Снейп вошёл на кухню.
- Драко, ты... О, мы не одни?
- Здравствуйте, профессор. Вы меня ещё помните?
Снейп сел на свободный стул, и я налил ему кофе.
Мы ещё долго сидели и разговаривали. Вспоминали школьные годы. Северус рассказал, что случилось с ним, после войны. Ещё мы узнали, что Панси теперь Рендел, и её муж – хозяин того самого ресторана, где работает Снейп. В конце концов, Панси вызвала такси, (я хотел её провести, но она отказалась) и уехала, напоследок оставив телефон (и объяснив, как им пользоваться) и пообещав завтра зайти, а мы ещё немного поговорили (Северус жутко распсиховался, когда узнал, что я опять не забрал плащ), пока не пошли спать.
Потекли до мелочей похожие друг на друга дни. Северус слишком много работал и делал для меня всё, что только мог, а я для него мог сделать слишком мало.
Через две недели я окончательно пришёл в форму и занялся поиском работы. Огорчало, что эти поиски не давали никакого результата. Куда бы я ни пришёл, куда не звонил – везде говорили, что не могут принять без документов.
Однажды Северус вернулся с работы весь сияющий.
- Драко, у нас праздник! – сказал он. Я уставился на него полным недоумения взглядом. – У тебя теперь есть работа. В ресторане освободилось место бармена, и твою кандидатуру утвердили!
- Правда? – я был ошарашен этой новостью, но по лицу уже начала расплываться счастливая улыбка.
- Подозреваю, что здесь не обошлось без Панси.
- Обязательно поблагодарю её при встрече, - Я ликовал. Неужели жизнь, наконец, стала налаживаться?!

***

Томас Рендел был очень любезен с Драко. Он постоянно улыбался, сам вызвался объяснить парню, что и как, шутил, показал все помещения и со всеми познакомил, сказал, что документы – это формальность, и сам вызвался уладить этот вопрос, но... что-то меня насторожило. Сам не пойму, что именно.
Поначалу всё было просто замечательно. Драко быстро учился, ему нравилась новая работа. Он за каких-то пару дней стал любимцем всего персонала, да и клиенты о нём отзывались исключительно положительно. Рендел тоже был очень доволен новым работником. Огорчало только то, что моя смена заканчивалась в 10, а Малфоя – в 3. Общаться мы стали значительно меньше, и это тоже расстраивало обоих. Драко всегда был очень весел и остроумен на работе, но я всё равно порой замечал в его взгляде тень тоски. Он был мил с этими людьми, но ему они были абсолютно неинтересны. И я его понимал.
Сам я ходил мрачнее тучи, мне никто не смел лишний раз возразить. Даже шеф-повар, мой непосредственный начальник, предпочитал не конфликтовать со мной.
Через полмесяца Драко вернулся домой с искренней улыбкой, полный восторга. Я, как всегда, ждал его возвращения.
- Северус, у нас большой праздник!
- Что произошло? – я был очень удивлён.
- У меня уже есть документы. Мистер Рендел похлопотал, и вот! – он протянул мне небольшую папку. – Теперь я есть. Он даже не менял основные факты, - Драко едва не прыгал от радости.
Я просмотрел содержимое папки. Все документы, несомненно, были подлинными. Но как ему удалось это провернуть за столь короткое время? Мои документы оформлялись пол года!
- Что ж, поздравляю, Драко Люциус Малфой! – я улыбнулся.
- Спасибо, Северус! Всё это – ваша заслуга! – поддавшись минутному порыву, он подошёл и крепко обнял меня.
Я был ошарашен таким поведением.
- Мне-то за что?
- Пусть это и не Вы делали эти документы, но я здесь благодаря Вам... – сказал Драко, глядя мне прямо в глаза. - Да и жив я только благодаря Вам! – помолчав немного, добавил он.
Мы выпили в честь такого события бутылку дорогого коньяка (у меня всегда что-то было, на всякий случай). В эту ночь мы не спали, даже не собирались спать.
Мы так давно нормально не говорили, не сидели так, как сейчас, что оба в один прекрасный момент поняли: оформление документов – лишь повод, наконец, побыть вместе и хотя бы наговориться вдоволь. Но мы не могли наговориться, мы не хотели спать.
Уже забрезжил рассвет, на улице начали появляться первые люди… но нам было всё равно. Ведь всё это нас не касалось – всё это было за окном, по ту сторону от НАШЕГО мира.
Сегодня у нас обоих выходной. Было утро понедельника.
Он подошёл к окну и на что-то засмотрелся. Я своего места не покинул – мне и здесь было чем любоваться. Я с каким-то трепетом смотрел на его идеально сложенное тело, на платину волос, на лунную кожу… Сейчас он опять стал тем Драко Малфоем, которого я помнил – принцем Слизерина, истинным аристократом самых что ни на есть голубых кровей... несмотря на то, что ему уже двадцать, он так и остался тем мальчишкой, образ которого я сохранил в памяти под тонкой плёнкой неприкосновенности, которую сам некогда бережно возвёл. Странно, но только теперь я понял, что хранил этот образ как нечто сверхценное, нечто настолько дорогое, что защита этого воспоминания не могла бы быть пробита ни одним заклинанием, ни одним зельем. Я скорее бы отдал самую сокровенную тайну, доверенную мне, раскрыл самый победоносный заговор, чем подарил бы кому-то воспоминание об этом мальчишке...
- Северус… - он прервал мои размышления, - может… Может прогуляемся? Мы никогда никуда не выходили вместе… - он обернулся ко мне, но я видел только его тёмный силуэт.
- Можем, если хочешь, - даже в темноте я увидел, как у него засияли глаза. Я улыбнулся.
- Очень хочу!
- Ну, тогда пошли! – Я подошёл к вешалке в прихожей и протянул ему кардиган.
- Извини, Северус, у меня так и не дошли руки забрать пальто, - он смутился и отвёл в сторону глаза.
- Да ладно тебе! К Салазару то пальто! Дарю! Всё равно тебе он идёт куда больше, чем мне.
- Спасибо, Северус! – он забрал кардиган.
Этот день стал самым удивительным из всех, что я прожил в Лондоне! Я внезапно осознал, что этот город прекраснейший из всех существующих! Я понял, что лужи в нём для того, чтобы, как малые дети, бежать, стараясь наступить в каждую, и хохотать при этом от души, взявшись за руки; понял, что дождь идёт, чтобы ловить ртом капли и считать, кто поймал больше; что шарфы создали для того, чтобы ими завязывать глаза и играть в кошки-мышки, постоянно натыкаясь на недовольных прохожих... А потом, когда мы поздно вечером сидели на диване и, закутавшись в один плед, пили горячий чай при свете дюжины свечей (во всём доме до утра отключили электричество – старая проводка опять перегорела), я понял, что ещё никогда в жизни мне ни с кем не было так хорошо, как с этим мальчишкой.
- Северус, о чём ты думаешь? – почти шёпотом спросил он.
- Это самый лучший день в моей жизни, - в тон ему ответил я.
- В моей тоже, - он поставил пустую чашку на тумбочку.
Я удивлённо посмотрел на него. «Неужели? Неужели этот ангел никогда не был счастлив по-настоящему?»
- Я никогда даже искренне не смеялся… - добавил он.
Его глаза стали пустыми. Даже пламя свечей перестало в них отражаться, поглощаемое образовавшимися в них безднами. Это было невыносимо! Мне захотелось оживить их, во что бы то ни стало, любым способом.
Внезапно все слова показались мне ничего не значащими, пустыми. Я наклонился и едва-едва прикоснулся к его губам своими. На миг его глаза удивлённо расширились, и я увидел в них всю вселенную в одночасье, а потом он закрыл глаза и ответил на поцелуй, обвивая руками мою шею и зарываясь тонкими пальцами в волосы. В этом поцелуе весь мир взорвался салютами, звездопадами, лепестками роз… «Разве такое бывает?» - мелькнула слабая мысль в моей голове, но эта последняя более или менее трезвая мысль быстро растворилась в тепле его губ. И мы оба опустились на диван, забывая обо всём мире оказавшемся сейчас столь далеко от нас...
Моя кружка с недопитым чаем полетела на пол, рассыпавшись каскадом капель и осколков, но этого ни он, ни я не заметили.

Проснулся я от сероватого света, льющегося из окна. Драко мирно спал на моём плече, сладко улыбаясь во сне.
Не шевелясь, чтобы не потревожить его сон, я посмотрел в окно. Небо как всегда покрывали тучи. Город утопал в серебристом тумане...
И только сейчас я понял, зачем нужен этот туман. Чтобы в нём я всегда видел горящие льдистым огнём глаза Моего Лондона.

@темы: Проза

15:20 

***
Страницы жизни в электронном виде
Листаю, той, где небыло меня.
Мы раньше жили,
Мы других любили,
И строки ты писал не про меня.
Я знаю, я не знал тебя; ты тоже
Не знал, что там, в другой стране есть я.
Я знаю, что мы были не похожи
На тех, какими стали мы сейчас…
И, может быть, увидевшись в то время,
Друг-друга миновали в тишине;
И ты не знал, и я б не начал верить…
И ты б не думал ночи обо мне…

Но отчего-то, всё же, задевает
Та жизнь, где нет меня, но есть другой.
Вот вновь я с грустью думать начинаю,
«А может, с ним получше, чем со мной?»
Я знаю, глупо думать о прошедшем,
Не важно то, ведь ты сейчас со мной…
Но прошлое останется навеки,
А завтра будет кто-нибудь другой…
Я сам себя накручиваю, каюсь.
Но вот, сейчас, читая жизнь твою,
Я по ночам с тревогой просыпаюсь,
И тихо-тихо я шепчу «люблю».
23.04.07

@темы: Поэзия

Мастерская неутомимого романтика

главная